Шестой подвиг — ЧАСТЬ ПЕРВАЯ — Вольные Астронавты — Книги — AstroStory

Земля отдалялась. Катер, раскручивая гравитационную спираль, набирал скорость. Зотик, совершенно отчаявшись распутать узел, сидел в кресле, тупо уставясь в обзорный экран. С одной стороны, если подозревать, мистер М предстает эдаким хитрым дьяволом, сущим демоном. А с другой стороны, если не подозревать, м-р М — простой бизнесмен, как и положено, умный и расчетливый, заполучивший себе работника для деликатных поручений, самого-по-себе опасного, как ягуар. Вот и старается обезопасить себя превентивными действиями.

Был только один способ отделаться от навязчивых мыслей.

— Эй, штурман, — окликнул Зотик Арефа, — хочешь попробовать полет в режиме вольных астронавтов?

— А что, есть необходимость?

— Ну, надо же когда-то начинать…

— Давай, полетаем… — равнодушно согласился Ареф.

— Тащи из трюма противоперегрузочные костюмы.

Затянувшись в толстые, упругие оболочки, вольные астронавты заняли места в ложементах. Зотик скомандовал:

— Шкипер, курс к Венере. Экстремальный режим, двенадцатый уровень. Ориентировться по самочувствию штурмана Арефа. Как, помочь тебе курс рассчитать?

— Обижаете, капитан… Внутри системы все возможные траектории уже давно рассчитаны.

— Тогда, вперед.

Сейчас же на плечи и грудь какая-то великанская рука принялась накладывать свинцовые пластины. Зотик любил летать в экстремальных режимах внутри систем. Во-первых, межзвездной материи в сотни раз больше, чем в открытом пространстве, а во-вторых, почти дармовая энергия гравитационного поля. В-третьих, великолепная тренировка для грядущих схваток. Облачившись в боевой скафандр, лишь чуть-чуть уступающий по противоперегрузочным качествам специальному костюму, Зотик мог за несколько часов перелетать от планеты к планете.

Столбик указателя уже проскочил двадцать жэ и из зеленого превратился в красный. Зотик бросил взгляд в зеркало, в котором отражалось напряженное лицо Арефа, плотно обложенное капюшоном противоперегрузочного костюма. При двадцати пяти жэ Зотик посмотрел на монитор, на который выдавались параметры Арефова самочувствия. В общем, все было нормально, как и положено при двадцати пяти жэ, как и положено, когда организм прекрасно тренирован. Ускорение возрастало. Тридцать жэ. Время, казалось, загустело; секунды били с частотой парового молота, который Зотик видел в какой-то колонии. Тридцать пять жэ. Судя по всему, Ареф не менее пяти раз в неделю посещал тренировочный центр. Лишь на шестой секунде при тридцати семи же он начал терять сознание. Мгновенно тяжесть исчезла, ребра перестали выжимать из легких остатки воздуха, и легкие, обрадовавшись, тут же вздулись.

Отдышавшись, Зотик спросил:

— Ну что, продолжим?

— А ты что, думаешь, я слабак? — прохрипел Ареф.

— Теперь вижу, что не слабак…

Зотик был доволен. Ареф оказался даже крепче, чем он думал. А это уменьшало количество противников, способных потягаться с его экипажем в космической сшибке. Давно известно, что чем большую перегрузку может выдержать вольный астронавт, тем дольше он живет.

Ускорение снова начало нарастать. Именно такие режимы разгонов и торможений развивают у вольных астронавтов стойкость к перегрузкам почти такую же, как у пилотов пакетботов.

Когда в очередной раз снизилась перегрузка, отдышавшийся Ареф спросил:

— Капитан, а ты какую перегрузку можешь выдержать?

— При сорока семи жэ еще не терял сознания…

— Н-да-а… Теперь понятно, почему пирата так трудно поймать… При таком режиме мы долетим меньше чем за семь часов…

— Ага… — беззаботно откликнулся Зотик. — Таможня даже не успеет просечь, что поблизости появились шустрые ребята с целью беспошлинного вывоза пары бочек вонючей дряни…

Венера росла на экране бешеными темпами. Надо сказать, картина выглядела сюрреалистически, особенно при максимальном увеличении. Звезды хоть и не сползлись в кучу, но собрались в передний сектор экрана, там же были и все планеты. В центре этой кучи находилась и Венера, только не в виде диска, а в виде кольца. Центральная часть кольца зияла жуткой, провальной пустотой. Даже на взгляд там ощущался бездонный провал.

— Послушай, капитан, тебе никогда не хотелось туда нырнуть? — тихим, замогильным голосом произнес Ареф. — Эта дыра прямо-таки затягивает… Наверное, это проход в другие вселенные?

Зотик промолчал. Кого из вольных астронавтов не тянула к себе эта таинственная дыра? Она всегда образуется, если корабль с максимальным ускорением, со скоростью, близкой субсветовой, мчится прямиком на планету или звезду. На месте звезды дыра образуется еще внушительнее и таинственнее. Зотик не раз слышал рассказы о том, как тот или иной капитан бросал пить, волочиться за женщинами, углублялся в себя, даже глаза его как бы поворачивались внутрь, а потом наставал час, когда он садился в десантный катер, разгонялся, направив его на какую-нибудь планету… Слава Вселенной, если планета оказывалась необитаемой. Массы десантного катера, разогнанной до субсветовой скорости, иногда хватало, чтобы разнести планету вдребезги. Был случай, один из капитанов решил «нырнуть в бездну» на своем верном «Призраке», переделанном из небольшого «Дракона», подкласса «Москито». Вот только перед самым столкновением произошел т-переход, и ничего не произошло, только корабль исчез без следа. С тех пор многие вольные астронавты видели его в разных местах исследованной области Галактики. Некоторые говорили, что эта встреча предвещает неудачу, другие говорили — что вообще скорую смерть. По аналогии с древней легендой о Летучем голландце, его прозвали Летучим японцем, поскольку тот капитан был японцем.

Вумера (Woomera)
Космодром Австралии. Располагается в Южной Австралии в пустынной местности в районе города Вумера в точке с координатами 31,16 градуса южной широты и 137 градусов восточной долготы. Создан в 1946 го …

Гонор Лев Робертович
Лев Робертович Гонор родился 15 сентября 1906 года в местечке Городище Черкасского уезда Киевской губернии в семье наборщика. После революции 1917 года его отец работал организатором книжной торговл …

ЗАПИСКИ ПИЛОТА

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: