Он прикрыл глаза. Изменилось то, что он понял, как сильно любит ее. Но наверное, этого было недостат — AstroStory

Он прикрыл глаза. Изменилось то, что он понял, как сильно любит ее. Но наверное, этого было недостаточно. Он продолжал вести опасную игру с Девлином. Ложь и тайны поселились в его доме и в его сердце. Вот почему он не хотел связывать ее с собой.

— Нет, — тихо сказал Тристан, отпуская ее руку. — В моей жизни ничего не изменилось.

— Я сомневаюсь, чтобы ваша мать захотела испортить мою репутацию и рассказать другим о нашей неосторожности, — возразила Мередит. — Она хочет видеть вас женатым, но не хочет сделать вам больно. И мне, я уверена в этом.

— Итак, вы не заинтересованы в совместном будущем? — спросил он, и в его голосе прозвучала сталь.

Она прерывисто вздохнула, и Тристан в первый раз увидел на ее лице чувства, которые Мередит хотела скрыть. Боль и гнев. Одинаковой силы. И другие чувства, которым он не мог дать названия. Но это были истинные чувства, свидетельство того, что ее так же тянуло к нему, как и его к ней.

И все же она покачала головой.

— Я не могу выйти за вас замуж, потому что не хочу снова оказаться под властью мужчины. — Ее голос дрожал. — Даже если этот мужчина — вы.

— Но я небезразличен вам, — сказал он, идя на риск, которого избегал до сих пор. — Я вижу это в ваших глазах.

Казалось, Мередит удивилась, что он угадал ее чувства. Она придала лицу безразличное выражение и сделала шаг назад.

— Вы непоследовательны, Тристан. Мы заключили соглашение, что не будем уповать на общее будущее, которого не может быть. Вы мне нравитесь, но будущее не стало от этого более возможным, чем в ту первую ночь.

Он последовал ее примеру и с горечью отступил. Разочарование вернулось, а вместе с ним и гнев. Гнев на себя самого, посмевшего поверить. Забывшего про барьеры, отделявшие его от счастья. Тристан позволил себе замечтаться, но теперь с этим будет покончено. Ему надо забыть эту женщину и все силы сосредоточить на том деле, которым ему предстояло заняться.

— Я понял, миледи, — сказал Тристан и чопорно поклонился, прикрываясь вежливостью, как щитом.

Он пошел к двери, но, дойдя до нее, неожиданно для себя обернулся. Мередит смотрела на него, дрожа всем телом, сжав в кулачки опущенные вдоль тела руки. В слабом свете угасающего камина он увидел, что в ее глазах блестят слезы.

— Если вы передумаете, мое предложение остается в силе.

Он повернулся раньше, чем смог бы увидеть ее реакцию на свои слова, и закрыл за собой дверь.

Свеча догорала, от нее остался крошечный огарок с дрожащим искрящим фитилем, но Мередит не замечала этого. Она была слишком занята: сидя на полу у камина со стопкой бумаг, содержащих собранные ею сведения, сосредоточенно размышляла над ними. Она даже начала составлять набросок отчета. Долгие часы провела она, пытаясь найти хоть что-нибудь, что свидетельствовало бы о невиновности Тристана.

Что-то, что позволило бы ей принять его предложение руки и сердца.

Вздохнув, Мередит поднялась на ноги. Подошла к окну. За окном было так темно, что она увидела только собственное отражение в стекле. Вид у нее был отвратительный. Глаза опухли от усилий сдержать слезы, лицо пылало от разочарования, гнева и страстного желания.

Да, страстного желания. Мередит признавала, что желание не отпускает ее. Предложение Тристана стать его женой звучало в голове. Как легко было у нее на сердце в его объятиях. Когда он прикасался к ней, забывались долгие годы одиночества.

Каким опасным Тристан был, если рядом с ним у нее появлялись такие мысли. Мередит знала наверняка, что когда ее расследование будет закончено, его заберут у нее. Он дал завлечь себя в предательство и лгал по причинам, которые она не смогла выяснить.

Она отвернулась от своего зыбкого отражения и перешла в другой угол комнаты. Посмотрела на стопку бумаг — это все были улики. Не было никаких свидетельств, что Тристан не причастен к тому, в чем его обвиняют.

Ничего, кроме внутреннего голоса. Сердце подсказывало ей, что он не делал, не мог сделать ничего подобного. Не только из-за обстоятельств смерти Эдмунда, но потому, что у него благородное сердце. Тот же голос твердил Мередит что прежде, чем она сдаст Тристана тем, кто решит его судьбу, ему нужно дать шанс объясниться и защитить себя.

— Я должна сказать ему. — Она смахнула внезапно выступившие слезы.

В первый раз с момента своего появления в Кармайкле Мередит почувствовала уверенность. Это было правильное решение. У нее достаточно фактов, чтобы заставить Тристана сказать правду, по крайней мере, он не сможет отрицать их.

Когда она шла к двери, руки у нее дрожали. В это позднее время в коридорах было темно. Слуги уже закончили свои дела, большая часть гостей разошлась по спальням. Мередит была уверена, что Тристану не скоро удастся заснуть, их разговор явно взволновал его.

Она медленно спустилась по лестнице. Мередит знала, что не сможет противостоять ему в его спальне. Стоит ему дотронуться до нее — и она не устоит; она молила Бога, чтобы Тристан оказался в кабинете, или в библиотеке, или еще где-нибудь, только не в спальне.

КОСМОКРАТОР

Плесецк
Космодром “Плесецк” (1-й Государственный испытательный космодром) расположен в 180 километрах к югу от Архангельска неподалеку от железнодорожной станции Плесецкая Северной железной до …

О ТАЙНАХ, СЕКРЕТАХ И МАГИЧЕСКОМ ПОРТАЛЕ
Тайное знание… Вряд ли есть что-нибудь более притягательное для человека, чем узнать то, что не знает никто другой. Секреты, которые сделают его сильнее, например, способ разбогатеть, вернуть утра …

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: