— Он был лучшим из людей, — нахмурился Тристан.— Да. Это так. Но все же он был только человеком! С н — AstroStory

— Он был лучшим из людей, — нахмурился Тристан.

— Да. Это так. Но все же он был только человеком! С недостатками. Отец не был совершенством, и он никогда не ждал, что ты будешь совершенством. — Она вздохнула. Ты не виноват в том, что случилось с братом. Но если ты не поведешь себя так, как должно, с Мередит, ты потеряешь ее. И себя.

Он вырвал руку. Мать была, конечно, права, хотя Тристану не приходило в голову взглянуть на все в таком свете. Он оставлял Мередит в положении неопределенности. И вначале, когда пытался защитить ее, заявив на нее права, и сейчас, когда ему стало казаться, что он защитит ее, если будет держаться на расстоянии.

Мать смотрела на сына, склонив голову набок, и в ее взгляде было столько доброты и нежности — он не был уверен, что заслужил их.

— Тебе, несомненно, нравится эта молодая леди, — констатировала она. — Это замечательно. И не только потому, что тебе пора жениться. Но потому что я впервые за долгое время увидела улыбку на твоем лице, когда ты был с ней.

Тристан задумался. Это было правдой. Мередит делала его… счастливым. И будет делать счастливым до конца его дней.

Он мог бы постараться сделать то же самое для нее.

Сдаваясь на милость судьбы, Тристан обнял мать:

— Вы, разумеется, правы. Я поговорю с ней вечером.

Мередит следовало сжечь письмо Аны, чтобы не выдать себя. Пусть оно было зашифровано, хранить его совершенно ни к чему.

Но она все еще держала его в руке. Она перечитывала письмо снова и снова, хотя уже знала наизусть. Вряд ли ей удастся когда-нибудь забыть эти строки или то, что за ними стоит.

— Мередит!

Она поднялась, услышав голос Тристана, быстро спрятала за спину письмо, в котором была заключена частица его гибели, и изобразила улыбку.

— Тристан, вы напугали меня! — громко сказала она.

Он сделал шаг в комнату, и все наполнилось им. Нелепо, но и на таком расстоянии она чувствовала волну исходящего от него тепла, ощущала запах его кожи и исходящее от него желание.

Уголок конверта впился в ее ладонь, она поморщилась — и от болезненного укола, и от осознания происходящего.

— Прошу прощения. Я стучался, но не было ответа, — сказал он, останавливаясь, потому что вдруг понял, что уже идет к ней. — С вами все в порядке?

Мередит встрепенулась. Неужели так заметно, что она расстроена? Заметил ли он письмо в ее руке? Она медленно попятилась к камину. Как только представится случай, она бросит письмо в огонь.

— Разумеется. Почему вы спрашиваете? — спросила она.

Он вскинул голову:

— Вы, конечно же, расстроены тем, что моя мать застала нас. Это естественно. Я прошу прощения за то, что легкомысленно поставил вас в такое положение.

Мередит ответила не сразу. Она заново переживала безумие, охватившее их в гостиной, то, как они, отбросив всякую осторожность, сдирали друг с друга одежду. Сердце ее стучало, дрожь сотрясала тело с такой силой, что это было заметно.

— Не нужно извиняться, — мягко сказала она. — Нас обоих охватило… — Мередит помолчала. — Что? Желание? Эмоции? Все вместе.

— Я хочу поговорить с вами об этом, — сказал Тристан. — Вы не будете возражать, если я закрою дверь? Это очень личное дело.

Она кивнула. Когда он повернулся к ней спиной, она бросила письмо в огонь и поспешила сесть в кресло. Ему она указала на другое кресло, и он тоже сел.

Какое-то время оба молчали. Мередит подняла голову. Капелька пота выступила над верхней губой Тристана. Он был бледен. Нервничал. Она все больше недоумевала и тревожилась.

— Тристан… — заговорила она.

Он прервал ее, кашлянув, чтобы прочистить горло, и произнес:

— Да. Все дело в том, почему я здесь. Я… я знаю, я сказал вам, что не могу предложить вам будущее, но сегодня все изменилось. Нас застали в такой деликатной ситуации, что наше решение держать свои отношения в тайне стало невозможным.

Мередит поморщилась:

— Что вы хотите этим сказать?

— Я хочу сказать… — Тристан взял ее руку. Большим пальцем провел по тыльной стороне кисти — и ее кожа тут же начала гореть, а колени ослабли. — Выходите за меня замуж, Мередит.

Она отняла руку. Поднялась, подошла к окну и стала смотреть в него.

Ей стало трудно дышать. Мысли ее и без того путались, а голова просто разрывалась на части. Улики и поцелуи боролись друг с другом. Ложь с любовью. Чувства с интуицией.

Но было одно обстоятельство, которого все это не касалось.

Мередит хотела выйти за Тристана замуж. Несмотря на то, что он мог оказаться предателем. Что она не сможет спасти его от судьбы, которая ждет преступника. Что ей нельзя желать спасти его. Но Мередит хотела стать его женой. Убежать от своего долга, от его проступков, от страданий, ожидающих в недалеком будущем. И сердцем, и душой она жаждала принять предложение.

Она круто повернулась и краешком глаза заметила догорающее письмо Аны. Оно было таким толстым, что пламя еще не полностью уничтожило конверт. Мередит еще различала его контуры на углях, и в ее мозгу отчетливо всплыло то, что Огастин Девлин писал Тристану.

Росс Джерри Линн
Космонавт США. Родился 20 января 1948 года в городе Кроун Пойнт (штат Индиана, США). В 1966 году закончил среднюю школу в городе Кроун Пойнт и поступил в университет Purdue. Удостоен степеней бакал …

ОТ АВТОРА
В 1795 году в Эдо (старое название Токио) по приглашению первого министра прибыл один из старейших людей Японии — крестьянин Мамиэ. Ему было 193 года. На вопрос министра, в чем секрет его долголет …

Палмахим (Palmachim)
Космодром Израиля. Расположен на средиземноморском побережье в 30 км от Тель-Авива в точке с координатами 31 град. северной широты и 35 град. восточной долготы. Функционирует с 1988 года. Предназнач …

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: