Наконец пришли в зал, размером примерно десять на десять метров, с низким потолком, и, в отличие от — AstroStory

Наконец пришли в зал, размером примерно десять на десять метров, с низким потолком, и, в отличие от коридоров, с черными лакированными деревянными стенами. Посреди зала стоял маленький низенький столик и три плетеные кресла вокруг него. На столике возвышался невероятной, музейной изящности кувшин и три белые, похожие на цветы лилии, чашечки. Ареф опять попытался что-то сказать Зотику, но повелитель повелительным жестом отослал его к дальней стене. После чего повелитель уселся в кресло, жестом указал Зотику на соседнее. С шорохом отъехала в сторону одна из четырех дверей, ведущих в зал, в проеме стоял Халим Филлогоний в роскошной серой, с платиновыми блестками, хламиде, с мечом и бластером на поясе. Лицо его медленно серело, вытягивалось, и Зотику даже показалось, что он машинально дернулся назад, бежать. Но тут же взял себя в руки, и с широченной улыбкой направился к столу, протягивая вперед обе руки, при этом радостно крича:

— Зотик! Дружище! Каким космическим ветром тебя сюда занесло, каким космическим течением прибило к этому благословенному райскому острову?!

Честно говоря, Зотик ожидал, что Халим схватится за оружие, и теперь был несколько ошарашен его оживлением и неподдельной радостью. В последний раз они расставались, оживленно обмениваясь бластерными разрядами, потому как перед тем Зотик, оскорбленный в своих лучших чувствах, ворвался в комнату Халима, где тот отдыхал в обществе четырех дам на громадной круглой кровати, и объявил, что за сплетни только бабам морды не бьют. Халим, естественно, впал в амбицию и ринулся в драку. Он вообще нервно реагировал на то, что к нему при женщинах обращались непочтительно. На корабле-то он от Зотика и не такое выносил. Зотик, чтобы не быть пустозвоном, врезал Халиму открытой ладонью, от чего он пролетел через всю комнату и приземлился прямо на своих девочек с горящим алым пламенем отпечатком Зотиковой длани на физиономии. После чего беседа штурмана с капитаном оживилась участием бластеров.

Халим долго тискал Зотиковы плечи, тряс руки, улыбался, потом непринужденно расположился у столика. Повелитель плавными, весьма изящными движениями, видимо ритуальными, налил в чашечки густое темно-красное вино; сначала Зотику, потом Халиму, и себе лишь в последнюю очередь. Зотик видел, что Халим, будто на тиратронной батарее сидит, аж подскакивал, как от разрядов, так ему не терпелось узнать, в чем дело, и почему это его бывший штурман так непринужденно расположился у стола самого повелителя? Однако приходилось выдерживать ритуал винопития. Повелитель повернул голову к Зотику, медленно ее наклонил, поднял, повернул к Халиму, так же медленно наклонил, поднял, после чего все это проделал Халим, а потом Зотик, на всякий случай. Немного посмаковав, повелитель одним глотком опорожнил чашечку, на пару секунд задержал жидкость во рту, проглотил.

Вино было божественным! В пиратской среде не пить было никак невозможно, и то, что Зотик пил по необходимости, было форменной отравой по сравнению с этим. Бесшумно вбежала миниатюрная девушка с подносом, поставила на стол другой кувшин, не менее изящный, чем первый, и заменила чашечки на узкие и высокие стаканы из черного фарфора. Когда девушка исчезла, Халим быстро, сквозь зубы проговорил:

Страницы: 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

4. ПРЕДЕЛЫ РЕАЛЬНОСТИ
Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы. Начнем …

7. СТРУКТУРА РЕАЛЬНОСТИ
И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал. Из всех чисел натурального ряда семерка, пожалуй, самое «сакральное» число. Смыс …

ЗАПИСКИ ПИЛОТА

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: