Когда катапульта, гулко чмокнув, выплюнула капсулу в космос, г-н Сидоров спросил:— Куда теперь напра — AstroStory

Когда катапульта, гулко чмокнув, выплюнула капсулу в космос, г-н Сидоров спросил:

— Куда теперь направишься?

— На Землю, к мистеру Бубль-Гуму…

— Корабль здесь оставишь?

— Естественно… Правда, на абордаж его взять весьма и весьма затруднительно, даже и в мое отсутствие, но все же… Береженого, Вселенная бережет…

— Ладно, пошли, тяпнем на посошок. Чую всеми рубцами моей шкуры, что завариваются дела, которые могут кончиться не слабой колониальной заварухой. А может, и чем похуже… Так что, пожалуй, в ближайшие пяток лет, может, и не доведется посидеть в спокойной обстановке, наслаждаясь хорошим вином, и хорошей свежей едой. А придется жрать консервы ножами прямо из банок, и пить водку прямо из горлышка. У меня тут, понимаешь, почвы в биотронах формировались веками. Тут такой комплекс микроэлементов, а также флоры и фауны, что горные долины позавидуют. Половина вин, что я подаю в ресторане — собственного приготовления…

Зотику впервые пришла на ум мысль, что неплохо бы обзавестись собственной базой на какой-нибудь отсталой планете. Многие капитаны давно оборудовали базы на отсталых планетах. Для этого достаточно купить у администрации колонии за чисто символическую плату приглянувшийся остров, или даже континент, затем наловить в трущобах мегаполисов Земли достаточное количество людей для обслуги, и заселить ими свои владения. Главное, не попасться в лапы Космопола с наловленными людьми. Дело в том, что переселением избыточного населения Земли в колонии занимается Департамент колоний, за каждую переселенческую партию получая от правительств заинтересованных стран жирные субсидии. Так что, пускать в свой огород посторонних козлов он категорически не желает, и даже наоборот, его ужасно злит, когда кто-то пытается залезть в его владения; наглеца отстреливают без предупреждения.

Обязанности вольного астронавта перед администрацией колонии были простыми; регулярно забрасывать на планету баржи с необходимыми товарами, при этом происхождением товаров никто не интересовался, да защищать колонию от нападений мелкой бандитской швали. Конечно, в случае серьезного колониального конфликта, зачастую вольный астронавт оказывался единственной защитой несчастной колонии, и тут уж от его благородства и отваги зависело, встанет он на пути могучей армады претендента на колонию, или устранится. Если вольный астронавт проявлял и благородство, и отвагу, и цены на товары особенно не заламывал, на него не то что молились, готовы были стеклянным колпаком прикрыть и пылинки сдувать. А если вольный астронавт попадался с поличным, колония готова была отдать последние деньги, но нанять лучших адвокатов и выцарапать ненаглядного из лап Космопола. Что говорить, колоний было много, некоторые находились вообще на самой границе исследованной области Галактики, а денег у правительств на содержание колоний вечно не хватало. Вот колонисты и вертелись, как умели.

К мегаполису, одному из первых построенных на Земле, шлюпка подходила на высоте в двадцать тысяч метров и имея скорость в две тысячи километров в час. Так что, у Зотика было время, разглядеть его во всех подробностях. За свою жизнь ему не удалось побывать ни в одном мегаполисе. Детство его прошло в старой Москве, а каникулы он любил проводить, скитаясь с охотничьим луком и ножом на поясе по самым диким и безлюдным лесам России.

Благодаря зависти американцев ко всему великому, что возведено не на их земле, мегаполис они назвали Вавилоном, правдя с приставкой Нео, но истинных американцев это не смущало, и нисколько не умаляло национальную гордость. Башня, конечно, получилась не до неба, но по меркам двадцать первого века, когда начиналось строительство, внушала уважение. Гора в виде усеченного конуса, со склонами в виде широких плоских ступеней, с диаметром основания в двадцать километров, возвышалась на четыре километра над окружающей равниной юга США. Каждый уступ склона, фасад двадцатиэтажного здания. На его крыше — сады, парки, бассейны и спортплощадки. Под основанием циклопического сооружения всевозможные производственные уровни уходили еще на километр в глубь земли. Вся внутренность горы, за малым исключением, представляла собой гигантский биотрон. Вокруг горы на сотни километров развернулась спираль рекреационного озера. Внутри биотрона на бессчетных уровнях, на естественном гумусе росло все, что могло давать людям пищу; от пшеницы до кокосовых пальм. И на каждом уровне была своя животноводческая ферма. Так что, население мегаполиса снабжалось с грядок и плантаций свежими овощами и фруктами круглый год. Времена года от уровня к уровню были сдвинуты, так что урожай созревал постепенно, и не было нужды в холодильниках и хранилищах. Вода для полива подавалась из рекреационного озера с помощью гравитронных насосов. Дренажная вода, постепенно просачиваясь из почвы, питала целую реку, медленно стекавшую с самого верхнего уровня биотрона к его основанию. Река кишела рыбой, которую ловили и свежей подавали в бары, рестораны и просто в магазины, для тех, кто любил сам готовить пищу. Находились любители и порыбачить для развлечения с берега искусственной реки. Правда, под интенсивным светом ламп без специальной защиты долго находиться было вредно, но и за час улов мог составить несколько десятков килограммов.

Страницы: 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

Моруков Борис Владимирович
СТАТУС: Космонавт Института медико-биологических проблем. ДАТА И МЕСТО РОЖДЕНИЯ: Родился 1 октября 1950 года в Москве. ОБРАЗОВАНИЕ: 1967 г. – средняя школа в Москве; 1973 г. – 2-й …

5. АБСОЛЮТ
И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. И стало так. И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так. И наз …

8. МИР ЧЕЛОВЕКА
Начнем по порядку. Главная характеристика любого объекта, пребывающего в реальности, — это его размер. Здесь речь идет не о пространственных, а об энергетических характеристиках. Каждый объект, де …

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: