Зотик открыл глаза. Ему казалось, будто он задремал всего на минутку. Над ним стоял Ареф, и, оттопыр — AstroStory

Зотик открыл глаза. Ему казалось, будто он задремал всего на минутку. Над ним стоял Ареф, и, оттопырив нижнюю губу, презрительно его разглядывал. Увидев, что Зотик открыл глаза, с нарочитым раздражением заговорил:

— Всякие, понимаешь, сосунки засыпают в ваннах, а тут волнуешься, не знаешь, что и думать? То ли он из шлюпки выпал, то ли пошел погулять и заблудился…

— Шкипер, который час? — спросил Зотик.

— Вас интересует местное время, или абсолютное?

— Да какое угодно! — вскричал Зотик.

— Местное время — девять утра, абсолютное — час ночи.

— О, Вселенная! Я проспал десять часов!

— Вот именно, племянничек… К тому же — в ванне, — Ареф иронически улыбнулся, но тут же согнал улыбку с лица, сообщил сочувственно: — А ты здорово увеличился в объеме…

— Да, ничего… — Зотик с удовольствием погладил свои могучие бицепсы.

— Видимо здорово намок… — продолжал Ареф сочувственно. Удовлетворенно ухмыльнулся, видя, что Зотик в очередной раз подавился его подначкой, деловито сообщил: — Я никогда не был в Гималаях. Пойду, погуляю… — и выразительно глядя в глаза Зотика, спросил: — Когда мне прийти?

— Когда нагуляешься, тогда и приходи… — Зотик многозначительно поглядел в ответ. — Только не заблудись.

— Как тут заблудишься? Я уже поглядел съемку рельефа; мы сидим посреди ущелья, в одну и в другую сторону километров на пять тянутся стены, на которые не взобраться…

Ареф ушел. Зотик выбрался из ванны. Во всем теле была какая-то необычная, можно сказать, болезненная легкость. Его повело в сторону. Еле устояв на ногах, Зотик сдернул с вешалки полотенце, закутался в него, нервно хохотнул: — «А что будет, если спать в воде без опоры, в подвешенном состоянии? Почему-то ощущения совсем не такие, как после сна в невесомости…»

Борясь с этой странной легкостью, в сочетании с не менее странной вялостью, Зотик оделся, достал из холодильника огромный кус ветчины, из кухонного комбайна тяжелую, еще теплую ржаную булку, заглянул в биотрон; на одном из уровней как раз созрел урожай редиски. Он загреб колючих стеблей столько, сколько вместилось в руку, вытянул пучок. Синтетический голос биотронного компьютера возмущенно проскрипел:

— Капитан, в накопителе имеется килограмм редиса, обработанного и готового к употреблению!

— Я и его заберу, — заявил Зотик, открывая накопитель.

Он нагреб еще и обработанной редиски в свои обширные карманы. Секунду подумав, запустил руку в бар и извлек оттуда три бутылки свежего, всего трехдневной давности, пива.

Выпрыгнув из люка на каменистую почву, Зотик поглядел налево, поглядел направо. Ущелье было еще в тени, лишь выше по откосу, метрах в двухстах, лучи солнца достигли подножия стены. Зотик поплелся туда. Было холодно… Даже не холодно… Как-то в детстве Зотик представил, будто живет в жидком аргоне; полное отсутствие запахов, и холод — неживой холод инертной пустоты. Вот и здесь было примерно так: неживой, стерильный холод, лишенный запахов.

Перед выходом он забыл поглядеть на датчик давления, но по ощущениям можно было предположить, что он находится на высоте тысяч в пять метров. По идее, тут уже должна бы наступить зима. Он устроился на солнышке, в закутке за огромным камнем, который заслонял от пронзительного сквозняка, видимо тянущего от недалекого ледника. Жмурясь на солнце, Зотик принялся жевать ветчину, сдабривая мясо терпкими, резкими редисками. Чтобы мясо быстрее проваливалось, изредка делал несколько глотков пива. Правда, пиво пришлось откупоривать весьма осторожно, терпеливо выпуская газ. Когда он сорвал пробку с первой бутылки, из горлышка ударила тугая струя белой пены. Надо же было так опростоволоситься! Ведь не раз же и пил, и ел при пониженном давлении… Наверное, Земля так действует, расслабляюще… Все космические навыки как-то притупляются.

Расправившись с ветчиной и хлебом, Зотик вытянул ноги, привалился спиной к ощутимо нагревшемуся камню, и рассеянно захрустел редисками, медленно, по одной, вынимая их из карманов. Вокруг были только бурые на солнце, и фиолетовые в тени, камни, да с яркого, будто выкрашенного кобальтовой эмалью неба, лились прозрачные и колючие лучи солнца. Но все равно было ощущения уюта и покоя. Говорят, лишь во втором поколении, колонистов отпускает ощущение како-то иррациональной тревоги. Странно, но на этот уют и покой Зотик ни за что бы не променял опасностей космоса. Видимо потому, что опасностей без приключений не бывает…

Под медленными шагами загремели камни, Зотик нехотя повернул голову, по ущелью спускался Ареф. Подойдя, проговорил:

— Ничего интересного, одни камни. Да там, выше, свалена куча барахла. Видимо какие-то олухи попытались забраться на гору, но заблудились в первом же ущелье. А спасатели поленились еще и их барахло спасать…

Ареф многозначительно указал на карман, в котором Зотик хранил дистанционный пульт. Обречено вздохнув, ежась от пронзительного сквозняка, Зотик стянул с себя куртку. Ареф скрутил ее в плотный сверток, отнес к шлюпке, сунул между камней под бортом, вернулся к Зотику, спросил:

Страницы: 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

4. ПРЕДЕЛЫ РЕАЛЬНОСТИ
Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы. Начнем …

5. АБСОЛЮТ
И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. И стало так. И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так. И наз …

КОСМОКРАТОР

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: