Ее мысли метались между утверждениями человека, которого она любила, и фактами, собранными в результ — AstroStory

Ее мысли метались между утверждениями человека, которого она любила, и фактами, собранными в результате расследования.

Мередит поднялась, оправила платье и стала ходить по комнате. Ей необходимо было двигаться, чтобы убежать от боли.

— Все против него, — вырвалось у Мередит.

Ана и Эмили обменялись взглядами. Ана продолжала сидеть на полу, подпирая спину ладонями.

— Вещественные доказательства — да. Но существуют другие, которые мы не рассматривали.

Мередит подняла голову:

— Другие доказательства? Нет, здесь все, что я собрала для отчета, а также свидетельства лиц, не входящих в нашу организацию. — Она обвела рукой разложенные вокруг бумаги: — Если было бы что-то еще, поверьте, я учла бы это.

Ана чуть улыбнулась:

— Я говорю о твоих чувствах, Мерри.

Эмили вскочила и расхохоталась.

Мередит замерла.

— Мои чувства… — Она покачала головой. — Это не доказательство.

Ана поднялась с пола и взяла руки Мередит в свои ладошки:

— Не говори так. Когда мы обучались, первое, чему нас учили, — доверять интуиции. Чарли говорил, что мы должны доверять внутреннему голосу, если он предупреждает нас, что надо идти направо, когдамы собирались пойти налево. Если он предупреждает, что человек опасен, когда человек этот представляется совсем безобидным.

— Ну вот еще! — воскликнула Эмили и сделала глоток из бокала, который успела наполнить. — Между интуицией, позволяющей ощутить, опасен ли человек, и чувствами большое различие. — Она показала на Мередит: — Она чувствует, что он невиновен, потому что ей хочется верить в это.

Мередит колебалась. Именно это она твердила себе, но мысли, высказанные вслух, утратили убедительность. Может быть, она видит только то, что хочет видеть, а может быть, в этом что-то есть.

Она вздохнула:

— Возможно, Эмили права. Любовь к Тристану мешает мне делать правильные выводы, мешает видеть правду.

Ана недовольно взглянула на Эмили:

— Я ни на минуту не поверю этому. Скажи, ты часто влюбляешься?

Мередит удивилась:

— Нет, разумеется.

— До Тристана ты любила кого-нибудь?

У Мередит появилось чувство, словно в грудь ей воткнули кинжал и повернули его. Она сглотнула, стараясь найти верный тон, не потерять контроль над эмоциями. Ведь из-за них она и оказалась в такой ситуации.

— Нет, — спокойно сказала она. — Раньше я никогда не любила мужчину.

Ана смягчилась:

— Чувства, Мерри, основываются на интуиции. Ты танцевала с другими подозреваемыми, болтала с ними, флиртовала. Как и Эмили. Некоторые из них были красивыми, истинными джентльменами, совсем как Тристан. Но ты не влюблялась в них, поскольку интуиция говорила тебе, что это плохие люди. Я ни на миг не поверю, что ты могла бы полюбить кого-то, считая его дурным человеком.

Мередит уставилась на Ану. Ее подруга обычно не интересовалась не касающимися ее подробностями расследований. Ее вполне устраивало сидеть в своей комнате, изобретая новые устройства и разгадывая шифры. Но при желании Ана могла привести очень дельный аргумент.

Однако…

Мередит пожала плечами:

— Больше мне нечего сказать.

— Если ты не уверена в себе, скажи нам, — потребовала Ана. — Эмили и я смотрим на это противоположно. То есть вместе мы нейтральны.

Эмили нахмурилась, но кивнула в знак согласия:

— Так и есть, Мередит. Ты можешь спокойно поделиться с нами своими чувствами. Что, если мы сможем помочь отделить правду от вымысла, в который хочет верить сердце?

Мередит медленно кивнула. В этом был смысл. Если она объяснит, почему верит Тристану, может быть, подруги смогут дать ей совет.

Она села на диванчик поближе к камину. Кивнула, когда Эмили указала на графин с хересом. Ей определенно требовался хороший глоток вина.

— Если исключить из этого дела любовь, поскольку она мешает мне рассуждать, есть нечто, что беспокоило меня с самого начала.

— Что же? — спросила Эмили, подавая ей бокал. Мередит сделала глоток вина и подождала, пока внутри не разлилось тепло.

— Я никак не могла понять, зачем такому богатому человеку понадобилось пускаться в рискованное предприятие. Тристана все знали как человека серьезного, уравновешенного, даже несколько высокомерного. Мы все по опыту своей работы знаем, что люди, которые вступают на путь измены, хотят внимания. Им нравится чувствовать себя умнее, хитрее окружающих, играть с огнем и нарушать законы под носом у властей и даже собственных друзей.

Эмили поджала губы:

— Это так. Но у Тристана был другой мотив. Не деньги, а месть.

— За смерть брата? — спросила Мередит. — Да, вначале и я так думала. Я думала — Тристан знал только то, что его брат был убит во время атаки, и хотел отомстить правительству за эту потерю. Но сегодня он сказал мне, что знал о засаде. Он знал, что всему виной измена. — Она смотрела на огонь, вспоминая, каким страдальческим было его лицо, когда он рассказывал об этом. — Он узнал о засаде прежде, чем вступил в контакт с людьми Девлина. Я проверила это в военном министерстве после посещения Тристана. Если он так любил своего брата, что горел желанием отомстить за него, зачем ему обрушивать гнев на правительство, когда он уже знает, что это дело рук вражеских агентов, возможно, из группы Девлина или даже самого Девлина?

КОСМОКРАТОР

7. СТРУКТУРА РЕАЛЬНОСТИ
И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал. Из всех чисел натурального ряда семерка, пожалуй, самое «сакральное» число. Смыс …

Гонор Лев Робертович
Лев Робертович Гонор родился 15 сентября 1906 года в местечке Городище Черкасского уезда Киевской губернии в семье наборщика. После революции 1917 года его отец работал организатором книжной торговл …

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: