ГЛАВА 13 — Странности — Книги — AstroStory

Мередит проснулась, но у нее не было сил открыть глаза. Она чувствовала себя опустошенной. Ее тело было тяжелым, кожа купалась в тепле, а насыщение ласками сделало ее вялой.

Она давно не чувствовала себя так хорошо, как сейчас. Конечно, и раньше бывали моменты, когда она ощущала себя счастливой. Мередит смеялась и танцевала, порой бывала приятно взволнована, удачно завершив дело. Она думала, что этого вполне достаточно, но теперь знала, что это не так. До сих пор ей было неведомо, что такое удовлетворение или наслаждение.

Это было потрясающее открытие; взволнованная, Мередит открыла глаза. То, что она увидела, было не менее волнующим.

Рядом с ней на боку лежал Тристан. Он тоже не спал. И смотрел на нее. Он не прикасался к ней, просто смотрел размягченным взглядом. Какие чувства он испытывал, она не могла понять. Белые простыни укрывали его бедра, отчего его кожа в слабом свете угасающего камина казалась загорелой, а каждая линия великолепного тела — еще более безупречной.

Рука ее сама по себе потянулась и коснулась его плеча. Она провела линию по его руке, лаская его кожу, с каждым движением ее дрожащих пальцев в ней просыпалось желание.

Он улыбнулся, поймал ее кисть и притянул к себе для поцелуя. Прикосновение его губ заставило Мередит задрожать от предвкушения, но она устояла перед этим ощущением.

Ей надо уходить.

Она отказывалась сожалеть о том, что произошло, но это была иллюзия, ничего больше. Благоразумие требовало от нее немедленно уйти и продолжить расследование. Сказать себе, что она никогда не испытывала страсти и наслаждения в объятиях Тристана, — вот единственный способ заставить себя закончить сбор доказательств его вины.

Но это было так трудно сделать, когда он потерся колкой щекой о ее ладонь.

— Я… я не могу остаться, — шепнула она, но слова ее прозвучали совсем неубедительно.

Его глаза потемнели, он крепко держал ее за руку:

— Не уходи.

Мередит закрыла глаза. Так трудно устоять. Особенно когда он обнял ее и притянул к своей груди. Их обнаженные тела соприкасались, и ее тело реагировало на это независимо от разума, точно так же, как — Мередит это чувствовала — его тело реагировало на нее.

— Тристан, — сказала она, стараясь напомнить себе о долге. — Это был… такой порыв. Я никогда не забуду этой ночи, но это не может продолжаться… да?

Он посмотрел на нее, его глаза в слабом свете угасающего камина казались почти черными. Губы его плотно сжались, брови нахмурились, будто он припомнил что-то, что подтверждало бы ее слова. Но что? Свою вину? Свои преступления?

Грудь Мередит сжималась от боли, она не могла заставить себя освободиться из его объятий.

— Может быть, ты и права, — сказал он.

Ужасное разочарование охватило ее, пусть он и облегчил ей задачу. Она начала осторожно отодвигаться, но рука, обхватившая ее талию, не отпускала.

— Может быть, мы не сумеем зайти еще дальше, чем уже зашли, — продолжал он. — Безусловно, я не могу обещать тебе будущее. Это несправедливо по отношению к тебе. Как джентльмену мне следует отпустить тебя. Нам нужно сделать вид, что ничего этого не было, но я… я хочу….

Сердце у нее сильно билось, толчки крови мешали осознавать окружающее, но Тристана она слышала.

— Чего ты хочешь? — умоляюще шепнула Мередит, не зная, какой ответ хотела бы получить. Она совсем не была уверена, что знает, чего хочет.

Он ладонью придержал ее щеку и поцеловал куда-то рядом с глазом.

— Я хотел этой ночи, я хотел того, что нашел в твоих объятиях, здесь, в моей постели. Тристан поцеловал ее в щеку, и сердце у нее затрепетало. — Не знаю, может ли со мной еще случиться что-нибудь такое же хорошее, такое же правильное после… — Он покачал головой и оборвал себя. — Мне это было нужно, Мередит. Ты нужна мне.

Мередит переполняли эмоции, грозя затопить ее полностью.

— Так ты не можешь предложить мне будущее? Только это?

ОТ АВТОРА
В 1795 году в Эдо (старое название Токио) по приглашению первого министра прибыл один из старейших людей Японии — крестьянин Мамиэ. Ему было 193 года. На вопрос министра, в чем секрет его долголет …

Кондратюк Юрий Васильевич
     Александр Игнатьевич Шаргей родился 9 июня (21 июня по новому стилю) 1897 года в Полтаве (ныне территория Украины). Мать Людмила Львовна Шаргей (в девичестве Шлиппенбах) вс …

ЗАПИСКИ ПИЛОТА

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: